Пока некоторые юные североморцы еще греются где-то на юге, в последние дни уходящего лета 25 мальчишек и девчонок из Детского морского центра им.Пикуля отправились в морской поход.

" /> Североморские Вести
Авторизация
Забыли пароль? / Регистрация
Регистрация
captcha
Восстановление
captcha

Сегодня:

Ещё раз про поход

Пока некоторые юные североморцы еще греются где-то на юге, в последние дни уходящего лета 25 мальчишек и девчонок из Детского морского центра имени Пикуля отправились в морской поход.

В этом году поход проходил по Кольскому заливу с выходом в Баренцево море  и заходом в порт Гранитный. 

Впечатлениями поделился заместитель директора ДМЦ Евгений Ананский:

- Среди участников похода большая часть - опытные моряки: у Рената Атаева, восьмиклассника  из 12 школы,  уже шесть многодневных походов, у его одноклассника Тимофея Тарасова - пять. Другой же Тимофей - Ершов - идёт в первый поход. Но у него и причина уважительная: четвёртый класс.

Ранним пасмурным утром наша маленькая эскадра двинулась в путь. В ее составе четыре катера Североморского яхт-клуба, верных друзей юных моряков, и три судна поменьше - моторные лодки Детского морского центра. Вначале маршрут проходит по Кольскому заливу. Курсанты знакомятся с его географией, навигацией и лоцией, изучают острова и заливы, стоят за штурвалом и несут ходовые вахты.

Первая наша стоянка - губа Лодейная. Расположена она там, где продолжение западного берега Кольского залива становится берегом Баренцева моря, километрах в  сорока от Североморска. Миллионы лет назад природа позаботилась о будущих мореходах и создала глубокую бухту, защитив её высокими и крутыми сопками от ветра. Видать, когда-то поморы на своих ладьях укрывались здесь от непогоды и в благодарность дали гавани  столь романтичное для современников название.

Заходим в бухту, идём к небольшому каменистому пляжу. Затем следует маневрирование судов в узкой акватории, команды и доклады шкиперов, заводка носовых и кормовых якорей, установка транцев, швартовка - маленькие эпизоды большой морской практики. После постановки  кораблей  на якорную стоянку начинается их разгрузка.

На берегу моряки становятся туристами: ставят палатки, разводят костёр, заготавливают дрова и воду. 

Наш неизменный морской флотоводец, председатель яхт-клуба Алексей Сергеевич Березовский, узнал как-то, что  на мысе Сеть-наволок в годы Великой Отечественной войны была батарея береговой обороны, наводившая на врагов такой страх, что они боялись на своих кораблях приблизиться к Кольскому заливу. Курсантов ДМЦ заинтересовал рассказ об этой, как казалось, мифической батарее - и мы решили её разыскать. Однако неоднократные попытки высадиться с лодок на скалистом берегу, откуда бы можно было дойти до вероятного месторасположения батаряи, были неудачны: и год, и два  года назад  волна не давала даже возможности приблизиться к берегу. Пробовали мы добраться до загадочной батареи по суше, но многочасовые блуждания среди озёр, ручьёв, болот и обрывов не приблизили нас к цели. Можно теперь понять путешественников прошлого, которые много мучились в поисках Земли Санникова, страны Эльдорадо, пути в Индию и т.д. так же, как и мы  с легендарной батареей.

Надо сказать, заходя в бухту и осматривая берега в бинокль, заприметили маленькую полоску, как казалось, ровного, пологого берега. Вот там и решили высадиться, чтобы начать путешествие к заветной цели. После разбивки лагеря трое взрослых и пятеро самых опытных курсантов отправились в последний и решительный бой с неизвестностью,  который необходимо было закончить до наступления темноты.

Удобный издалека берег оказался завалом из огромных мокрых круглых камней. Передвигаться по ним следовало с обезьяньей ловкостью, помогая себе руками, чтобы не свалиться в воду. Кто-то заметил, что камни весьма напоминают яйца динозавров. Путешественники стали с некоторым беспокойством поглядывать в недалёкие заросли: не появится ли из них хозяин яиц? О парке Юрского периода пришлось вспомнить ещё не раз, продираясь через выросшую вдоль ручья густую и болотистую, как леса Бразилии, чащу. Для полного сходства не хватало только диких обезьян! Последовало полтора  часа блужданий по окрестностям. Появились сомнения: может, остатки батареи демонтировали, а прочие следы уничтожили охотники за металлом.

И вот, когда надежда почти угасла, за очередным, сто пятидесятым по счёту, бугром взору вдруг открылись два огромных тронутых ржавчиной ствола и остатки корпуса орудийной башни. Колумб, пожалуй, так был не рад, добравшись до Америки, как мы своему открытию.

Сохранилась лобовая броня башни, орудийные механизмы, которые облепили мальчишки, оживлённо делясь своими маленькими открытиями. Затем они приступили к делу,  поворачивая и вращая всё, что поддаётся их силе и напору. Больше всех преуспели Большаков Иван и Атаев Ренат. После их дружного "Раз-два, вместе!" и поворота какого-то рычага вдруг открылся орудийный затвор. Точно так же открылся от изумления рот автора. К счастью, поблизости не оказалось походящих снарядов, а то возможно был бы произведён салют по случаю столь сенсационного открытия. Затем участники экспедиции построились, положили цветы к основанию башни и молчанием своим попрощались с теми, кто в войну защищал их будущие жизни.

Прекрасно время в походе, когда нет дождя, дневные труды позади и можно посидеть, глядя на пламя костра, слушая треск дров и бесконечные рассказы бывалых путешественников про свои приключения. 

Карине Тазиповой и Шульчевой Нелли из второй школы пока рассказать нечего: они в поход пошли в первый раз. На вопрос "почему?" ответили, что любят путешествия. Им помочь может академия им.Макарова. Там девушек принимают на факультет судовождения.

Утром, зевая и поёживаясь, из палаток вылазят их обитатели. От костра несёт ароматом дымка  и  завтрака. Новички лениво ковыряют ложкой кашу, а ветераны вздыхают, но едят впрок. Начинается подготовка к переходу в Гранитный. Проходит пара часов - и кильватерная колонна судов морского отряда потянулась в выходу из Лодейной. Маршрут перехода проложен по Баренцеву морю, и курсантов Детского морского центра качает не по-детски, тем не мене, ходовые вахты несутся как обычно. Одно плохо: самому юному участнику Ершову Тимофею, который стоит за штурвалом, приходится тянуться изо всех сил вверх, чтобы видеть через остекление рубки, куда держать курс. К следующему походу Тимофей обещал недостаток устранить.

Когда  подходишь с моря к Гранитному и видишь, как вокруг всё теснее сближаются отвесные каменные стены, невольно вспоминаешь древнегреческие мифы о скалах Симплегады, которые, сдвигаясь, кололи корабли, как орехи.  В Гранитном в годы войны базировались торпедные катера. Отсюда они ходили на боевые задания. Фанерные судёнышки, доверху залитые авиационным бензином с двумя торпедами на борту,  летели сквозь лавину заградительного огня, чтобы поразить  с дистанции 300-500 метров вражеские корабли. Многие из катерников погибли в смертельных атаках.  Всем, кто не вернулся из боевых походов, в Гранитном поставили памятник. Гарнизон в 90-х годах прошлого века был закрыт и обезлюдел, а к  памятнику каждый год на судах приходят североморские юные моряки, чтобы возложить цветы и почтить память героев.

Самый долгий переход из Гранитного в Североморск представляет время для раздумий. Как же  предки столетия назад шли через горные хребты и великие реки, через леса и степи, создавая нашу страну, обживая и обустраивая громадные территории. Другие народы спокойно сидели тысячи лет на своих островах, либо строили вокруг государства стены, за которую - ни ногой. Русские же прошли северные моря, в которые после гибели Виллема Баренца европейцы 250 лет нос боялись сунуть, пересекли Берингов пролив, дошли до Калифорнии... Что влекло их в суровые безлюдные холодные просторы? Может быть, стремление к  неизведанному передалось  от предков и кому-то из нас?

Фото Евения АНАНСКИХ.

 

Добавить комментарий
x